Контактная информация

188990, Ленинградская область, Выборгский район, г. Светогорск, ул. Рощинская, дом 2

(+7 813-78) 4-37-24
vuoksa_pressa@list.ru

Черный день в календаре.... Чтобы помнили....

22.05.2020 166

Черный день в календаре.... Чтобы помнили....

Этот траурный митинг на месте взрыва,
Тут горе и слёзы родных и друзей.
И больно, так больно! Что было, то было.
И через года не меньше больней…

22 мая 1996 года…
С годами не утихает боль, не становится легче!

Более того, чем дальше, тем тяжелее вспоминать этот "чёрный" день! Под обломками дома сразу же погибли 19 человек, одна женщина – Лидия Унтилова - скончалась позднее. Семья моей сестры Галины Белузиной - 5 человек! Погибли все. У них не было никаких шансов: жили на первом, а эпицентр взрыва находился прямо над ними, на втором этаже…

С Галей мы были настолько близки, что дня не проходило без общения: созванивались постоянно! Частенько, когда я возвращалась домой из магазина - а путь на Красноармейскую лежал мимо Гарькавого, 12 - я заходила к ним в гости. Если пропускала такую возможность, Галя обязательно спросит меня по телефону: ходила ли сегодня в Универсам? Универсам был тогда чуть ли не единственным магазином на весь наш микрорайон! Так вот, если я там была, то обязательно отчитает: почему не зашла?!..

После смерти нашей мамы, мы ещё сильнее сплотились, стали единым целым! И внешне, и жизненными ситуациями были схожи, хотя между нами - разница в пять лет: наши дети были примерно одного возраста и росли вместе, праздники тоже справляли одной большой семьёй! Галя была намного практичнее меня: всегда могла поддержать и материально, и морально.

Накануне, в воскресенье, мы сходили на кладбище: у мамы 19 мая - «день рождения». Вечером 21 мая Галя с Сашей (муж) были на своём огородике – наш родительский участок на Ворошилово - занимались грядками, посадили лук. Ничего не предвещало беды…

Утром следующего дня Светогорск содрогнулся от жуткого взрыва! Взрывная волна была такой силы, что столкнула меня с кровати. Первая мысль была о комбинате: что-то случилось!!! Я выбежала на балкон – на комбинате всё спокойно: трубы дымят, ни облачка, ни всполоха. Выглянула в другое окно и увидела в районе улицы Гарькавого – двенадцатиэтажка (Красноармейская, 4) закрывала полный обзор - поднимался столб то ли дыма, то ли..?
Это была бетонная пыль, я уже потом это осознала!..

И тут же раздался телефонный звонок…
Моя сослуживица (Вера В.) спросила: дома ли Галя, её семья? Может быть, остались ночевать «на даче»?!
Они никогда не оставались ночевать в посёлке у папы.
- Может быть... дети - Таня, Серёжа – у тебя в гостях?..
Я кричала в трубку: Что? Что случилось? Почему ты спрашиваешь об этом?...
- У Гали в подъезде произошёл взрыв, но ты не волнуйся её этаж, вроде бы, цел!

Я звоню свекрови: посмотри в окно, ты видишь Галин дом? Что там?!
Она смотрит с балкона своего дома (Лесная, 11) и говорит, что… стоит подъезд! Как потом оказалось, видна была его уцелевшая часть.
Звоню в Пожарную Часть №108, там работал мой муж, была его смена.
- Нет, вызова не было!

Всё это за несколько минут. Одновременно я одеваюсь, выбегаю из дома! За мной следом бежит мой младший сын Андрей. Навстречу одинокие прохожие. Идёт на работу в детский сад моя бывшая коллега: ой, Ира! В её возгласе ужас, боль, сострадание…

Сердце готово выпрыгнуть из груди, ещё немного и… То, что я увидела в эти первые минуты, не забуду никогда! Обрушившаяся часть подъезда зияла огромной дырой, оставшаяся - немым укором нависала над грудой из крошева бетона, арматуры, обрывков штор, обоев, обломков мебели, ещё чего-то… Из-под верхних слоёв вырывались небольшие всполохи пламени.
Бетонная пыль и… тишина! Жуткая тишина и только редкие потрескивания огня... Ещё не приехали ни пожарные, ни другие спасательные службы! Только соседи из близлежащих домов стояли. И ещё я увидела пару человек из разрушенного подъезда. Появилась надежда.

Я кричу: помогите, помогите! Ведь они там… Их ещё можно спасти!
Сосед Стас Ж. с 4-го этажа другой части подъезда кидается к своему автокрану и пытается растаскивать плиты! Но... у него ничего не получается: плита обрывается и падает тут же!
Потом уже специалисты скажут: это было что-то невероятное - бетон крошился в руках!.. Что говорило о сильной разрушительной силе и, возможно, о некачественном строительном материале.

Тут я увидела Сашу Л., его семья жила на втором этаже уцелевшей части, но 1-й и 2-й этажи сильно повреждены... Саша метался точно раненый зверь!
- Ира, я ничего не знаю, не могу говорить! Я выгуливал собаку и тут… такое!
У семьи Лазутиных погибли две дочери, третью удалось спасти, и она долго восстанавливалась после тяжёлых ранений!

Дальше… Всё, как в тумане! Установили ленточное ограждение. Уже огромная толпа стояла за «оцеплением». Прибыли машины пожарной части, скорой помощи, затем – спецтехника.С верхних этажей снимали уцелевших людей. Машины «скорой» их увозили.

Ко мне подходили знакомые и незнакомые люди, говорили какие-то слова поддержки... А я, не отрываясь, смотрела на ту часть, где должна была быть квартира Галиной семьи! Мне казалось, что они там просто завалены, и надо быстрее разбирать эту груду искорёженного бетона! Люди там могут задохнуться!

Так и простояла до 24 часов. Уже доставали уцелевших и погибших, но моих – нет! Первым был Серёжа, я увидела его и… потеряла сознание!
На стадионе соорудили что-то наподобие полевого медпункта. Там меня накололи лекарствами. Врач сказала: это сильное успокоительное, ей надо поспать!.. Родные увезли меня домой.

Около семи часов утра следующего дня, я вновь была на месте трагедии. Всех нашли. Галю достали последней в 6 часов - почти через сутки!
Та же врач сказала мне: "Как бы это не звучало кощунственно, но вашим повезло - они погибли сразу, им было не больно!"

В официальную версию «взрыв газа» и тогда не верил никто из светогорцев, да и сейчас, вряд ли, кто придерживается таковой. Многие очевидцы говорили о первом хлопке, который, возможно, и спровоцировал последующий сильнейший взрыв.

Эпицентр находился на 2-м этаже. У хозяина квартиры за неуплату была отключена подача газа от общей резервуарной установки СУГ. Он самовольно подключился к трубе при помощи обычного резинового шланга, и семья продолжала пользоваться газом!

Галя частенько говорила: он нас когда-нибудь спалит! Спустя время я не раз вспоминала её беспокойство. Жутко, но так и случилось!
И о булгаковском пророчестве с тех пор я частенько задумываюсь: "Бойтесь своих желаний - они имеют свойство сбываться!"

А тогда в одних из российских СМИ я прочитала следующую информацию:
«После обследования места катастрофы следственная бригада рассматривала две версии происшедшего. Согласно первой, взрыв произошел в результате «неисправности газового баллона с пропаном, которым пользовались жильцы»!..
Однако специалисты отмечают, что при взрыве газа обычно происходит пожар, а его не было. Практически не было крупных обломков и гари. Поэтому большинство работающих на месте катастрофы представителей следственной бригады все больше склоняется к тому, что причиной трагедии был не газ, а взрывчатка: кто-то из жильцов хранил большое количество взрывчатого вещества у себя в квартире, и оно – сдетонировало! Не исключено, что этим взрывчатым веществом был аммонал, который используется при взрывных работах в карьерах рядом со Светогорском!» (с)

При участии правительства Ленобласти, Выборгской районной администрации и шведского концерна «Тетра Лаваль», владевшего в то время контрольным пакетом акций Светогорского ЦБК, пострадавшим, оставшимся в живых, было предоставлено жилье, какое пожелали.
На месте рухнувшего подъезда установлен обелиск, напоминающий о трагедии.

А 22 мая в Светогорске навсегда стало Днем скорби.

И эти стихи, написанные Татьяной Павловской к одному из таких Дней

Четыре журавлика белых кружили,
И слёзы дождинкой роняли из глаз,
как будто кричали: «Мы живы, мы живы,
Пока не забыли вы, люди, про нас!»…

Ирина Иншакова